15:53 

Питер и Арабелла (часть3)

Ка.Ли.
Доктор сказал у меня интроверт. Меня нельзя наружу.
sabatini.diary.ru/p182441968.htm

sabatini.diary.ru/p182442397.htm

Мы остановились на том, что наши влюблённые расстались, так и не успев объясниться. Мягко говоря, не до «аморов» им было ту ночь. Следующая встреча произошла только через три года при весьма драматических обстоятельствах. За эти годы много воды утекло, и в жизни наших героев произошли определённые перемены. И если о жизни Блада мы знаем достаточно (одиссея-то всё-таки его, а не Арабеллы), то о мисс Бишоп Сабатини не пожелал нам поведать ничего стоящего. Всего лишь два достоверных факта. Первый, из племянницы плантатора она превратилась в племянницу губернатора. Второй, она переехала жить на Ямайку. Информация настолько скудная, что оставляет гигантское пространство для нашего любимого занятия – домыслов, догадок и умозаключений на пустом месте.
Итак, первый факт, с которым мы имеем дело – смена достопочтенным дядюшкой Бишопом рода занятий. Как именно это могло отразиться на Арабелле? А она всего лишь стала ещё более завидной невестой, чем была. Раньше она была миловидна, умна и богата, теперь у неё есть ещё и власть. Точнее сказать пути подхода к источнику власти и влияния. Не думаю, что её социальный статус так уж сильно изменился, но это определённо маленькая ступенька наверх. По всем законам логики, количество претендентов на руку, сердце и плантации должно было вырасти. А тут ещё и переезд на Ямайку. Тоже не Париж, но народу больше, жизнь интересней, события какие-то случаются. Однако Арабелла остаётся одинокой. Почему? Что у неё в душе происходило всё это время, пока Питер по морям мотался?
Вернёмся на минутку в ту ночь, когда она уезжала из Бриджтауна в полной уверенности, что увидит Блада через несколько дней, когда испанцы покинут город. Она ещё ничего не знает о его чувствах и, что гораздо важнее, не до конца разобралась в своих. Но, полагаю, Мэри Трейл не преминула вознести до небес своего спасителя. А по возвращению в город, так, наверное, и вовсе от его имени деваться некуда было. Герой, сумевший отомстить испанцам, захватить корабль и сбежать из рабства, таких лихих Робин Гудов в народе всегда любили и восхваляли. Пыхтел и ругался видимо только полковник Бишоп, но его после незапланированного заплыва можно понять. И вот просто хороший, мужественный и достойный человек приобретает ореол героя.
И Арабелле волей-неволей пришлось задуматься о своём отношении к Питеру и о его роли в её жизни. Он ведь пришёл, чтобы спасти её? Или нет? Или что вообще? Если бы они действительно встретились через пару дней, они бы нашли способ прояснить этот вопрос. А так бедной девушке предстояло мучиться от неопределённости в одиночку. Да ещё и слухи, долетающие до неё, мягко говоря, радости не доставляли. А информации, с учётом рода деятельности полковника Бишопа и «звёздного» статуса капитана Блада, хватало. О её чувствах никто не догадывался, так то скрывать что либо от неё не считали нужным. И вот она узнаёт, что её доктор Блад стал «тем самым» капитаном Бладом, и новости о его «подвигах» никак не ложатся в один образ со скромным доктором, стойко переносящем несправедливости. Значит врал? Просто пыль в глаза пускал, рассказывая о своих горестях. Или слухи врут? И разум твердит: «Опомнись, глупая, он тогда на Барбадосе просто лгал в лицо, какую-то выгоду преследовал…». А сердце не перестаёт надеяться… И вот так день за днём.
Мисс Бишоп, как я уже неоднократно заявляла, девушка очень спокойного нрава, ей такая эмоциональная карусель хуже каторги. Я вообще удивляюсь, как она в таких условиях не возненавидела Блада, как главного виновника своих терзаний.
Проходит время, судьба заносит Арабеллу на «Роял Мэри» и знакомит с лордом Джулианом. Если бы Блад знал, как лорд, сам того не подозревая, ему нагадил, он бы всё-таки проткнул его шпагой. А дело-то всего лишь в парочке слов. Посплетничал его светлость неудачно. А для бедной мисс Бишоп рухнул мир… Всё во что она позволяла себе верить, всё на что надеялась, пошло прахом. Интересно, а как бы повернулся сюжет, если бы Джулиан промолчал, и сердце Арабеллы не было разбито на тысячи кусочков? При встрече она была бы более вежлива и дружелюбна, они смогли бы поговорить. Ну, может не о чувствах, а хотя бы о погоде, но всё лучше, чем то, что вышло на самом деле. Кстати, интересная идея для фика, дарю.
Но вернёмся к нашей героине. За короткое время она пережила крушение всех надежд, морское сражение, плен и, чтобы мало не показалось, ещё одно морское сражение. Что она после всего этого чувствует? О, а это интересно. Во-первых, она чувствует себя полной дурой. На этом я стояла и стоять буду. Во-вторых, она злится. На себя, за то, что позволила себе увлечься, на Блада, на судьбу… просто злится. В-третьих, она перепугана. Какой бы сдержанной в проявлении своих чувств она не была, а оказаться бесправной пленницей страшно. Что там стукнет испанцу в голову и когда, пойди угадай. А из защитников только лорд Джулиан – такой же беспомощный пленник, как и она сама. Всё это душевному равновесию ой как не способствует.
Итак, суммируем, что собой представляла Арабелла в эмоциональном плане при встрече с капитаном Бладом. Злость, обида, ревность, страх, беспомощность…

Ну что, у кого ещё язык повернётся обвинять девушку в недостатке вежливости?

Ну а что же наш бравый капитан? Как он провёл эти три года, с каким багажом ступил на борт «Милагросы», что чувствовал? Эта информация как раз изложена Сабатини достаточно подробно, нам остаётся лишь слегка дофантазировать пропущенные моменты и расставить акценты. Один из самых значимых и интересных фактов – превращение доктора Блада в капитана Блада. Надо признать, Сабатини приложил немало усилий, дабы оправдать такой сомнительный выбор карьеры. И деньги Питер пропил, корабль ожидаючи, и Истерлинг воду мутил, и друзья настаивали… Но, если хорошо подумать, возникает вопрос, а реальные ли это причины? В конце концов, люди и на Тортуге болеют, да и за проезд в Голландию он мог заплатить медицинскими услугами. С Истерлингом тоже бы разобрались, он умищем не блистал, как мы помним. А друзья… ну что друзья? Питер всё-таки не маленький мальчик, связавшийся с плохой компанией, подверженностью чужому влиянию вроде никогда не страдал. Думается, истинная причина менее приглядна, но по-человечески вполне понятна – уязвлённое эго. Он был унижен всей этой историей с судом и рабством. Общество нанесло ему оскорбление, и он сознательно противопоставил себя ему. Раненное мужское самолюбие требовало реабилитации, а что может стать лучшим лекарством, чем командование собственным кораблём?
Насчёт же его чувств к Арабелле нам нет нужды строить догадки, в тексте чётко и ясно сказано – Питер любил её и сходил с ума, думая, что она потеряна для него навсегда. Он даже назвал корабль в её честь.
Далее. Блад клянётся оставить свои руки настолько чистыми, насколько это возможно при данной профессии. И вот это «настолько насколько» весьма трухлявый момент. А насколько настолько это возможно? Что-то ему наверняка пришлось пересмотреть, что-то принять, кого-то опять же принять. Всё-таки профессиональные обязанности пирата требуют эээ… допущений некоторых.
Теперь у него есть реальность, не всегда приглядная и благовидная, и есть воспоминания о прекрасной и доброй девушке, которая когда-то вошла в его жизнь. А память, надо сказать, штука ненадёжная, призрачная. С течением времени воспоминания стираются, искажаются, покрываются туманом… И вот уже живая, реальная женщина со всеми её достоинствами и недостатками превращается в некий образ, «ангела чистой красоты». И этому божеству Питер истово поклонялся все три года. Мы ведь все помним его мысли после истории с детьми губернатора? Как он надеялся, что его дама будет им довольна. На самом деле такое вот преклонение, каким бы романтичным оно не казалось на первый взгляд, в реальности бывает очень опасно, в том числе и для его объекта.
Но мы забегаем вперёд. В данный момент капитан Блад увлечён новым делом. Он успешен, удачлив, богат и знаменит. Он, как бы сейчас сказали, сделал себя сам, своим умом, своим талантом. Его имя становится нарицательным, он кумир для обитателей Тортуги. Неплохой карьерный рост для вчерашнего раба. В общем, задача минимум решена, самолюбие излечено. Говоря словами Сабатини, капитан Блад доволен собой. Он победитель. Он может позволить себе быть великодушным и отпустить врага. Он прославленный капитан Блад.
Вот таким и видит его Арабелла после трёх лет разлуки, и таким видим его мы, читатели.

Роковая встреча на «Милагросе». Как по мне, так её лучше не анализировать, а измерять в тротиловом эквиваленте, такие там страсти кипели!

А, если серьёзно, я долго думала, стоит ли вообще её расписывать. У каждого читателя своё видение этой встречи и всё кто мог по этому поводу уже высказались. Разница восприятия огромна – от «за борт эту дуру Арабеллу» до «ну, Блад и раззява!». Мой же вывод прост – вся проблема в том, что эти двоё друг друга практически не знают. То есть чувства есть, да ещё какие! А вот реального узнавания ноль практически. Оба влюблены в некие образы, которые они успели насочинять себе за три года. Арабелла любит того далёкого доктора, которого осудили за выполнение им его врачебных обязанностей. И, который, будем честными, давно исчез с карты мира. Вместо него появился грозный капитан Блад, привыкший отдавать команды и видеть безоговорочное подчинение. А Блад вместо своего доброго и всепрощающего божества встретил живую, реальную женщину. К тому же женщину обиженную. Если бы он знал, на что способен подвид «женщина обыкновенная обиженная», он бы вообще посчитал, что легко отделался.

Текст, я думаю, все помнят. Капитан Блад в очередной раз продемонстрировал своё военное мастерство, разгромив противника и взяв его корабль на абордаж. После он отпускает своего заклятого врага на свободу (ну ладно, одного из своих заклятых врагов). Не слишком умно, но благородно. А потом видит ЕЁ. Ту самую женщину, в которую влюблён был столько лет. Она стоит себе, молчит, а рядом какой-то тип трётся… Тут Сабатини так явно проводит параллель между этой сценой и аналогичной из любовной истории Левасёр/Мадлен, что неловко становится. Просто зеркалка – пылкий влюблённый кидается к даме, и тут на пути кто-то встаёт… Левасёр, который проходит у нас как пират-негодяй просто сметает с пути препятствие. Пират-джентельмен Блад тоже не церемонится с неожиданной преградой, но лорд Джулиан хоть жив остаётся. Правда обгавканный весь.
Будь Арабелла в чуть менее растерзанных чувствах, ей бы может чувство самосохранения не отказало столь явно. На самом деле, у неё был хоть и ограниченный, но всё же неплохой выбор конкретной линии поведения. Во-первых, можно было притвориться, что с трудом узнала капитана. Да, мы, кажется, где-то встречались, и тумана побольше. Тоже не лучший вариант, но более нейтральный, даёт больше пространства для манёвра. Во-вторых, можно было развести политес, укрыться за холодной вежливостью. Но это высший пилотаж, на который она не была способна в силу своего душевного состояния. В-третьих, можно было кинуться на шею спасителю. В общем-то, Арабелла по очереди пыталась следовать всем трём стратегиям. Сначала кинулась ему навстречу, но тут же отпрянула, остановила себя. Потом сделала вид, что знать не знает капитана Блада. И только колкое замечание заставило её выбрать самую дурацкую из всех возможных линию поведения, которой, увы, грешат многие женщины и я в том числе. Она взорвалась и выдала Питеру лишь крошечный кусочек, малую часть всех мыслей и чувств, которые одолевали её на данный момент. «Вор и пират»! За этими словами скрывалась такая страсть, обида и горечь, что описывать их бумаги не хватит. К сожалению, мужчина, способный разгадать подобный ребус, ещё не родился на свет, да и вряд ли родится. Вот и капитан Блад принял всё за чистую монету, бедолага.

Итак, «вор и пират»! Питер страдает на полуюте, Арабелла страдает в своей каюте. К мисс Бишоп мы ещё вернёмся, а вот переживания Питера заслуживают отдельной главы. У капитана Блада кризис веры. Его божество отвергло его дары, ей не нужно его преданное служение! И первое его закономерное желание – разрушить храм, сбросить идола с алтаря. Растоптать. Мысли не делающие чести, но вполне понятные. Да и искушение велико, три года мечтать о любимой женщине, и вот она здесь, лишь руку протяни. И дьявол старательно нашёптывает: «Ты же пират, а она добыча, и вообще сама виновата…». Не позавидуешь нашему капитану. И всё же он удержался на краю. На мой взгляд, причины тому две.
Чтобы пояснить первую, придётся зайти издалека. А именно с детства наших героев.
Несмотря на некоторую изначальную разницу в социальном положении и Питер и Арабелла, как говорят, принадлежали к одному кругу. То есть они получили схожее воспитание и впитали одинаковую систему ценностей. И у Питера в голове крепко сидело твёрдое представление о том, как порядочная женщина должна относиться к пирату. Более того, он прекрасно понимал, какого мнения о нём будет Арабелла, когда принимал решение о смене карьеры. И поведи она себя иначе (см. вариант «бросится на шею»), полагаю, он был бы несколько разочарован в мисс Бишоп. И его представление о ней как о женщине, несомненно, порядочной было бы поколеблено. Тут можете со мной спорить, но я уверена, что Блад - дитя своей эпохи. Его чёткая система представлений о том, как должно и подобает вести себя достойной леди, не позволила бы ему оценить такой порыв. Если выразить это поэтично, то его божество отвергло его, но осталось божеством, ничем себя не запятнав.
А вторая причина в том, что где-то там, в подсознании, под всем своим гневом и обидой, Питер прекрасно понимал, что не виновата Арабелла перед ним. Какими бы жестокими ни казались её слова, сказала-то она правду. Он действительно вор и пират, как ни крути. В один момент рухнула вся тщательно культивируемая система отмазок перед своей совестью. Я пират, который НЕ нападает на английские суда, я пират, который НЕ приемлет пиратских приёмов ведения войны. Вот только пират, который НЕ, это всё равно пират. И дело здесь в нём самом, а не в отношении к нему Арабеллы. Если наказывать кого-то, то только самого себя.

@темы: Питер и Арабелла, Книги

Комментарии
2012-11-28 в 01:00 

natoth
Три в одном
Уф, добралась и сюда. Буду по кусочкам трындеть.
И Арабелле волей-неволей пришлось задуматься о своём отношении к Питеру и о его роли в её жизни. Он ведь пришёл, чтобы спасти её? Или нет? Или что вообще?
да, я думаю, она задумалась об этом. С одной стороны, хочется верить в то, что действительно спасать пришел. С другой стороны - неужели настолько о ней беспокоится? С какой стати?
Слишком они мало друг с другом общались, да. Не успели разобраться в своих чувствах (хотя огонек уже зажжен, и, как мы потом поняли, тлел все эти три года).

О её чувствах никто не догадывался, так то скрывать что либо от неё не считали нужным. И вот она узнаёт, что её доктор Блад стал «тем самым» капитаном Бладом, и новости о его «подвигах» никак не ложатся в один образ со скромным доктором, стойко переносящем несправедливости. Значит врал? Просто пыль в глаза пускал, рассказывая о своих горестях. Или слухи врут? И разум твердит: «Опомнись, глупая, он тогда на Барбадосе просто лгал в лицо, какую-то выгоду преследовал…». А сердце не перестаёт надеяться… И вот так день за днём.
Да, немудрено, что потом в разговоре с лордом Джулианом она (как бы в шутку) высказала свои страхи: не уверена, сказал ли он мне правду тогда...

Потому что мог и наболтать всякой лапши на уши, пользуясь тем, что она все его слова принимает на веру (и с трудом разделяет, где он серьезен,а где разыгрывает ее).
Тем более, истории, которые он рассказал, наверняка очень противоречивые. Доктор. Но воевал. Сидел в тюрьме. Как военнопленный. Арестован за мятеж. Но лечил раненого. Одни парадоксы! Чему тут верить???
И, конечно, ей его было жалко. Тут он ловко ее зацепил, на самом сильном женском чувстве, почти рефлексе ;)
небольшой оффтоп но в тему

2012-12-18 в 19:01 

natoth
Три в одном
а еще я хочу продолжения исследования!!! Ведь была же еще одна встреча, самая-самая!!! ;)

2012-12-18 в 20:26 

Ка.Ли.
Доктор сказал у меня интроверт. Меня нельзя наружу.
natoth, а самая-самая, это которая?;-)

2012-12-18 в 20:28 

natoth
Три в одном
финальная, с объяснением :love2:

   

Rafael Sabatini

главная