15:36 

Питер и Арабелла (часть2)

Ка.Ли.
Доктор сказал у меня интроверт. Меня нельзя наружу.
sabatini.diary.ru/p182441968.htm

С момента памятной ссоры прошло немного времени, но поведение Питера и Арабеллы с тех пор кардинально поменялись. Теперь уже она всячески избегала доктора. Он ведь действительно здорово её задел своими насмешками. И тут, думаю, пора сделать несколько замечаний о характере Арабеллы и об особенностях её отношения к Бладу. Первое – Арабелла очень спокойный человек. Есть люди, которым жизненно необходимы ссоры, скандалы и трагедии. Без оных такие люди чахнут. А Арабелле точно так же необходимо её душевное равновесие. Она живёт не страстями, а более спокойными эмоциями. «Пойду, разыщу этого хама и ещё разик скажу ему, как он мне безразличен», - это не про неё. У неё другой тип темперамента. Сильные переживания и страсти она воспринимает болезненно и старается всячески их избегать. Как и их причину. Поэтому она навещала раненных только, когда там не было их доктора.
Второй момент, заслуживающий внимания – она не воспринимала Блада как раба. То есть абсолютно. Ладно, сказать дяде, что раб ей нахамил, она не могла, поскольку понимала, чем это для него обернётся. Но ей это и необязательно было! Она хозяйка, могла просто пальчиком в его сторону ткнуть, и неугодного бы убрали куда-нибудь с глаз долой. Вместо этого она высчитывает время, чтобы с ним не пересекаться. Хозяйка с рабом.
И третье обстоятельство, прекрасно проиллюстрированное будущей встречей. Мисс Бишоп абсолютно не умеет вести словесные перепалки. Ирония обижает её и заставляет уходить в глухую оборону. Защищаться. А Блад язвит почти всё время, в независимости от того, кто перед ним. И это его способ защиты. Они оба пока носят маски и отыгрывают свои роли. Пора открыться ещё не настала. Да и доктора Блада похоже совесть скребла за то что невольно обидел девушку, и он искал случая извиниться перед ней. А возможно, он сообразил, что её изначальное расположение к нему было искренним, и хотел вернуть его, уладив недоразумение. Что и сделал с изяществом слонопатама. Сабатини несколько раз упоминал, что Блад неплохо знал людей. Может быть. А в данном случае на него затмение нашло, не знаю. Но всё что можно было сказать и сделать не так, он сказал и сделал. Просто удивительно, в разговорах с другими он и умён, и проницателен, и чёрт знает что ещё! А с Арабеллой, как подменяют человека. Опять ирония, опять эти нотки высокомерия, опять напускное смирение. Неудивительно, что Арабелла опять возмутилась и отбрила его. Блад и сам почувствовал, что что-то не растёт кокос. «Либо она мегера, либо я болван! Пожалуй, и то и другое справедливо».

Встреча пятая - знаковая. Это одна из самых любимых моих сцен во всей книге. Я бы назвала её «первая встреча с открытым забралом». Настолько они оба беззащитны, открыты и ранимы в этом эпизоде, что я вместо того, чтобы провести холодный чёткий анализ, растекаюсь сиропистой лужицей и перечитываю её в миллионный раз.
Счастливый Питер, который считал себя уже практически свободным человеком и Арабелла… Ей просто надоело дуться. Два человека, делающие робкие шаги навстречу друг другу. За их нейтрально-вежливыми репликами явно скрываются другие, куда более волнующие слова и мысли.

- Кажется, уже целый месяц прошел со дня нашей последней встречи?
- Точнее говоря, двадцать один день. Я считал их. ( И я скучал. Может я прощён уже?)
– Над собой вы можете смеяться сколько угодно. Но, мне кажется, что вы смеётесь и надо мной, а это ведь невежливо. (Зачем вы меня обижаете?)
– Честное слово, вы ошибаетесь. Я смеюсь только над смешным, а вы совсем не смешны. (Я совсем не хотел вас обижать, правда!)

На этом пятиминутка свуна закончена, приступаем к анализу.
Что мы имеем. В жизни Блада произошли перемены. Он разработал план побега, которым может по праву гордиться. Он наконец-то вырвется из рабства, снова станет свободным человеком. Скажем, его основные, фундаментальные потребности на данный момент удовлетворены. Следовательно, можно расслабиться, посмеяться, пообщаться с милой девушкой. Как показало время, расслабился Блад слишком рано, но пока он вполне доволен и собой, и обстоятельствами. И Арабелла тоже довольна жизнью. Старая обида на доктора уже забыта (потому что ну, сколько же можно!). И в этот момент они встречаются.
Эта встреча достойна внимания не только тем, что вызывает припадок неконтролируемого романтизма у вашей покорной слуги, но и тем, что наши герои впервые видят друг друга такими, какие они есть. Без шор, предубеждений и враждебности. Просто два человека, испытывающие взаимную симпатию.
Он рассказывает о своей бурной юности и, с учётом его явного желания понравиться девушке, красок он явно не пожалел. Биография у него бурная, не пришлось долго вспоминать, чем похвастаться. А Арабелла демонстрирует один из своих талантов – умение слушать. Она внимает рассказчику и поочередно демонстрирует интерес, восхищение и наконец, сочувствие.

– Сожалею, что не знала всего этого раньше, – сказала девушка, и в её карих глазах блеснули слезы. На прощание она по-дружески протянула Бладу руку.

На самом деле, проявить к человеку сочувствие, но не жалость, поддержать, не унижая – это талант с которым надо родиться. Либо тебе дано, либо нет. Мисс Бишоп обладала им в полной мере.
Питер же в этот момент испытывает перерождение из никудышного католика в истового язычника. Как говорила моя тётушка, клиент созрел. Та самая небожительница, красивая, умная, добрая девушка смотрит на него с искренним сочувствием и застенчиво ему улыбается. Арабелла Бишоп назначается божеством и возносится на пьедестал. Кстати, такое слепое поклонение впоследствии чуть не вышло боком им обоим. Но сейчас сердце поёт, порхают бабочки, и все неурядицы кажутся недостойными внимания мелочами.
Полагаю, сама Арабелла испытывала несколько более сложный спектр эмоций. Это первый намёк на сильное чувство в её жизни. Скорее всего, мисс Бишоп преследует смутное беспокойство. Вроде: «а у него удивительная жизнь… и он такой приятный собеседник… а что это сердце сегодня так бьётся?»
Но ни один из них ещё не готов признать эти перемены. Даже перед самим собой. Если бы только у них было ещё хоть немного времени… то вряд ли Блад вообще бы сбежал с Барбадоса, и Сабатини было бы не о чем писать.

Встреча шестая - трагическая. Со времени последней встречи прошло максимум часов двенадцать, а обстоятельства успели несколько раз коренным образом поменяться. Сорванный план побега, конфликт с полковником, нападение на город испанцев – от такой карусели умом тронуться впору. Но у Блада видимо не нервы, а канаты. Он сумел переломить ситуацию в свою пользу. Чем всё это закончилось рассказывать не надо, текст все итак помнят. Нас интересует тот отрывок, который почему-то не приглянулся советскому редактору и был безжалостно вырезан. Абзац, в котором описывается, как Блад торопился к Арабелле, как чуть сознание не потерял от облегчения, что она жива и здорова. Я не понимаю, зачем этот момент опустили, там нет решительно ничего крамольного, чего не стоило бы читать впечатлительным «детям и юношам». Без него складывается впечатление, что Блад просто свой комплекс спасителя реализовывал. Подвернулась Мэри Трейл – спасаем, ну, и мисс Бишоп до кучи, чтобы два раз не ходить. У Сабатини всё не так было! Как? Давайте разбираться.
Начнём с того, что Питер одинокий человек. Не то, чтобы он своим одиночеством как-то особо тяготился, но факт есть факт. К моменту описываемых событий он уже давно потерял родителей, братьев и сестёр не имел, да и своей семьёй не обзавёлся. И этот страх, который подспудно присутствует в каждом семейном человеке, страх, что с его близкими что-то приключится, был ему либо незнаком, либо хорошо забыт за давностью лет. Так что ужас, который он испытал, полагая, что испанцы уже добрались до усадьбы, стал для него самого сюрпризом. Полагаю, в этот момент и пришло полное осознание, что всё, приехали. Влюбился! Нашёл когда и в кого! Была бы у него хоть минутка свободная, он бы обязательно съязвил на эту тему, но времени было в обрез.
А Арабелла ведёт себя иначе. Услышав голос Блада за дверью, она пугается и открывать не торопится. Во-первых, она и без визитёров до чёртиков напугана. Если Блад, будучи солдатам, к таким картинам привык, то для неё это первый опыт. И от того, что она не понимает, что происходит, ей ещё страшнее. Во-вторых, у неё голова не только для красоты. И, несмотря на страх, эта голова ещё работает. С какой стати вообще ей доверять Бладу, а? У них был один, всего один настоящий разговор! Да она его не знает совсем. Так что я не вижу ничего странного в том, что она поначалу не желала его впускать. Это потом уже Мэри в красках распишет своего благородного спасителя. И осознание, что он примчался её спасать, тоже придёт потом. Пока же Арабелла уезжала из города в полной уверенности, что увидится с доктором через несколько дней.
А дальше… Дальше всё грустно. Разлука на три года. И два вдребезги разбитых сердца. Повинуясь законам романистики, Сабатини сделал всё, чтобы не оставить своему герою никакого выбора. Он практически подвёл его к черте – либо рискнуть жизнью и вырваться с острова, либо сдохнуть под плетью Бишопа. А, если бы не «произвол» автора? Если бы побег сорвался по другим причинам, и Бладу ничего не угрожало? Встречались бы они каждый день, потихоньку узнавая и влюбляясь друг в друга. Как бы складывались их отношения? Полёт моей фантазии в данном случае останавливает только незнание исторических реалий. Могла Арабелла, как законная хозяйка, освободить Питера? С рабом это, по-моему, было возможно, а вот с каторжником? Можно было освободить его до окончания срока каторги?
Это важный вопрос. Потому что в рабстве Блад по своей воле не остался бы даже ради Арабеллы. Особенно из-за Арабелы. С таким обострённым чувством собственного достоинства, как у него, находиться рядом с любимой девушкой в качестве раба… Нет. Это слишком. А вот если бы влюблённая Арабелла смогла его освободить (вместе, я думаю, они нашли бы способ обдурить дядюшку), то тут открывается простор для воображения и разного рода спекуляций.

@темы: Питер и Арабелла, Книги

Комментарии
2012-11-13 в 00:48 

natoth
Три в одном
Первое – Арабелла очень спокойный человек. Есть люди, которым жизненно необходимы ссоры, скандалы и трагедии. Без оных такие люди чахнут. А Арабелле точно так же необходимо её душевное равновесие. Она живёт не страстями, а более спокойными эмоциями. «Пойду, разыщу этого хама и ещё разик скажу ему, как он мне безразличен», - это не про неё. У неё другой тип темперамента. Сильные переживания и страсти она воспринимает болезненно и старается всячески их избегать. Как и их причину. Поэтому она навещала раненных только, когда там не было их доктора.
как обладатель такого же темперамента, полностью согласна. Если человек мне неприятен (или ведет себя агрессивно, насмешливо и вообще мне с ним некомфортно), то я лучше уйду нафиг. Подальше. И постараюсь с ним не пересекаться. Если есть такая возможность.
она не воспринимала Блада как раба.
тут я по-другому поверну угол зрения. Это Блад не вел себя, как раб. Он все время инициативу перехватывал у нее (в разговоре). И держался весьма... независимо и... немного вызывающе. Немудрено, что она волей-неволей была вынуждена занимать... почти подчиненное положение. Теряла контроль над ситуацией. Чувствовала себя неловко из-за этого (и ей казалось, что он смеется чуть ли не над каждым ее чихом).


Вместо этого она высчитывает время, чтобы с ним не пересекаться. Хозяйка с рабом.
это типично женская стратегия, кстати. Много раз видела ее у знакомых и коллег. Есть человек, который ведет себя неприятно, и вызывает дискомфорт у большинства. И что делает это большинство? Старается его обходить, делать так, чтобы с ним не сталкиваться. Это неудобно иногда для них. Но гораздо неудобнее для таких людей подойти к такому нахалу и сказать в лоб: а не пошел бы ты дорогой...
Вот и Арабелла (возможно, приученная наличием буйного дяди) избирает путь наименьшего сопротивления. Зачем воевать с заведомо превосходящим противником? Блад же ее снова на смех поднимет! И она от него начинает прятаться, ага.

2012-11-13 в 12:26 

Ка.Ли.
Доктор сказал у меня интроверт. Меня нельзя наружу.
Чувствовала себя неловко из-за этого (и ей казалось, что он смеется чуть ли не над каждым ее чихом).
А что, не так что ли было?
Вот и Арабелла (возможно, приученная наличием буйного дяди) избирает путь наименьшего сопротивления. Зачем воевать с заведомо превосходящим противником? Блад же ее снова на смех поднимет! И она от него начинает прятаться, ага.
Так в том то и дело, что не было во всяких стратегиях необходимости. Бровью повела - и нету Билла. Жадность сарказм Билла погубил.

2012-11-13 в 12:46 

natoth
Три в одном
А что, не так что ли было?
мне кажется, Блад настолько привык насмешничать и шутить, что даже не осознавал, что делает это постоянно и другим людям это может не понравиться. Он иначе вообще общаться (с посторонними) не может.
А Арабелла наоборот, привыкла, что все по полочкам, и что слова значат именно то, что значат, без задней мысли...

2012-11-18 в 13:49 

natoth
Три в одном
Это одна из самых любимых моих сцен во всей книге. Я бы назвала её «первая встреча с открытым забралом». Настолько они оба беззащитны, открыты и ранимы в этом эпизоде, что я вместо того, чтобы провести холодный чёткий анализ, растекаюсь сиропистой лужицей и перечитываю её в миллионный раз.
уф, добралась пофлудить снова.
да, это и моя самая любимая сцена, которая не поддается рациональному анализу из-за кучи свуна.
Он рассказывает о своей бурной юности и, с учётом его явного желания понравиться девушке, красок он явно не пожалел. Биография у него бурная, не пришлось долго вспоминать, чем похвастаться. А Арабелла демонстрирует один из своих талантов – умение слушать. Она внимает рассказчику и поочередно демонстрирует интерес, восхищение и наконец, сочувствие.
да, уж наверняка рассказал что-нибудь впечатляющее для молодых дам. Любит он порисоваться, когда в хорошем настроении. Тем более, она ему симпатична, и он теперь, что называется, распускает хвост и трясет крыльями :) а не убегает, как раньше.
Арабелла умеет слушать, и это прекрасное качество. Заметьте, Блад говорит о себе, а она о себе почти ничего не сказала. Позволила ему сиять. Какой мужик это не заценит???

   

Rafael Sabatini

главная